Российских бизнесменов и других иностранцев могут обязать судиться в Англии по английскому или иному праву, если их семьи постоянно проживают в этой стране. Такой прецедент создал Высокий суд Лондона, рассматривающий спор двух российских предпринимателей о выплатах после прекращения совместного бизнеса в РФ.

Согласно материалам суда, с которыми ознакомился “Интерфакс”, истец Руслан Бестолов инициировал разбирательство в Высоком суде Лондона, утверждая, что ответчик не выплатил ему полную сумму за долю в бизнесе по покупке и эксплуатации рудников в России. Ответчик Симан Поваренкин настаивал, что дело неподсудно английским судам.

28 июля лондонский суд решил, что разбирательство может проходить в Англии, хотя ответчик является российским гражданином и налоговым резидентом, то есть проживает в России более 180 дней в году, здесь же находится и его бизнес. Бизнесмен находился в Англии не более 80 дней в году, исключительно по семейным делам. Свое решение суд объяснил тем, что у ответчика есть “существенная связь” с Англией: его жена и дети постоянно проживают в Лондоне (по крайне мере, в учебное время), у него есть временный вид на жительство в Великобритании и жилье, и они с супругой потратили значительные средства, чтобы получить для нее визу инвестора.

Суд также посчитал, что ответчику будет “удобнее” защищаться в Англии. Кроме того, как следует из решения суда, во-первых, у основного договора было допсоглашение (регулировалось английским правом) о прекращении отношений по основному договору. Во-вторых, истец и ответчик собирались создать холдинговую компанию по английскому праву, хотя в итоге так этого и не сделали. Вместе с тем, как следует из основного договора, стороны договорились разрешать споры по российскому праву. Лондонский суд намерен рассматривать это дело с учетом российского законодательства, включая коллизионные нормы. Это правила, определяющие, какое право следует применять в каждом конкретном случае.

“Само по себе решение просто отражает существующую судебную практику, и обстоятельства каждого дела будут рассматриваться в индивидуальном порядке. Однако концепция постоянного места жительства для целей определения подсудности (но не налогообложения) привела к решению, которое затронет многих людей, не только россиян”, – заявил “Интерфаксу” партнер лондонского бюро международной юрфирмы Withers LLP в Лондоне Кристофер Коффин. В судебном разбирательстве Withers представляет интересы истца. “Те, кто считает себя резидентами России или других стран и постоянно проживает в таких странах, а не в Англии, могут обнаружить, что их спор подсуден английскому суду”, – отмечает он.

По словам К.Коффина, суд особо отметил, что для целей установления подсудности человек может считаться проживающим одновременно в нескольких странах, в том числе в Англии, даже если она не является основной страной пребывания.

Те же логические построения могут применяться и к госслужащим разных стран, которые, например, навещают обучающихся в Англии детей. “Если же госслужащие посещают Англию в служебных целях, а не по семейным делам, крайне маловероятно, что суд признает их постоянно проживающими в Англии”, – считает К.Коффин.

“Английские суды традиционно максимально широко подходят к своей юрисдикции. Как правило, одного только наличия у ответчика недвижимости в Англии недостаточно для признания английским судом своей юрисдикции по иску к ответчику. Однако если ответчик часто приезжает и живет в своём доме в Англии, где живет его семья, все это в совокупности может создавать предпосылки для признания английским судомсвоей юрисдикции в отношении такого ответчика”, – рассказал “Интерфаксу” руководитель группы международного арбитража и трансграничных споров Goltsblat BLP Юрий Бабичев. Кроме того, если ответчику из России вручат судебные документы, пока он находится в Англии, английский суд также может признать свою юрисдикцию в отношении такого ответчика, добавляет он.

Тем не менее, одного только факта владения недвижимостью в Англии недостаточно для признания лица резидентом. “При определении резидентства английский суд учитывает всю совокупность обстоятельств – проживание семьи ответчика в Великобритании, частоту и характер его визитов и т.п. С другой стороны, наличие резидентства в другой стране не означает, что лицо не может быть одновременно признано резидентом Великобритании – английский суд допускает, что у лица может быть сразу несколько домицилиев, и один из них может быть в Великобритании”, – отмечает партнер адвокатского бюро Nektorov, Saveliev & Partners Марат Давлетбаев.

В этом деле суд признал, что, несмотря на то, что ответчик является резидентом России, тот факт, что его семья проживает в Англии, дети ходят в английскую школу, а сам ответчик проводит с ними достаточно много времени, позволяет говорить о том, что у ответчика есть “семейный дом” в Англии и постоянное место жительства в Великобритании, указывает М.Давлетбаев. “Характерно, что в решении суд упоминает иск 2007 года Михаила Черного против Олега Дерипаски, в котором суд, наоборот, установил, что самого по себе наличия дома во владении Дерипаски недостаточно, с учетом продолжительности и характера его визитов туда, для признания его британским резидентом”, – отмечает он.

Пользуясь благами британского образа жизни (английское образование для детей, проживание в престижных районах Лондона и т.д.), российские предприниматели рискуют однажды оказаться в британском суде по спору, который сам по себе может не иметь никакого отношения к Англии, добавляет Ю.Бабичев.

Взыскать что-либо в России по решению английского суда может быть проблематично. Разбирательство в Англии может принести дополнительные выгоды для истца, особенно если у ответчика есть активы в Великобритании: через английский суд гораздо проще наложить арест на активы в Великобритании и обратить на них взыскание в случае выигрыша, поясняет М.Давлетбаев.

Лондон – традиционное место судебных разбирательств с участием российских миллиардеров (во-первых, большинство владеют недвижимостью в Великобритании и проводят там значительную часть времени, во-вторых, основная масса акционерных соглашений, касающихся российских активов, заключена по британскому праву). В Лондоне проходили процессы с участием Романа Абрамовича, Олега Дерипаски, Сулеймана Керимова и многих других бизнесменов из России.

Коммерческий суд, рассматривающий данное дело, относится к отделению королевской скамьи Высокого суда Лондона и занимается спорами торгового и коммерческого характера, в том числе по банковскому праву и международному частному праву.

В последние годы Коммерческий суд все чаще разбирает исковые заявления от спорщиков из-за пределов Великобритании: в минувшем финансовом году доля британских дел сократилась до 28%, говорится в исследовании юрфирмы Portland. Среди зарубежных участников разбирательств лидируют Россия (25 дел за 12 месяцев, завершившихся в марте 2017 года) и Казахстан (23 дела за тот же период).

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here