Москва, 4 августа – “Вести.Экономика”. Когда вирус Эбола ударил по Западной Африке в 2014 г., потребовалось несколько месяцев для сбора денег на борьбу с эпидемией. Доноры в итоге выделили более $7 млрд. Но средства поступили слишком поздно и использовались слишком неэффективно, рассказывает руководитель специального медицинского отдела Всемирного банка Тим Эванс.

Тысячи людей, которых можно было спасти, погибли из-за болезни. ВВП Гвинеи, Либерии и Сьерры-Леоне, по оценке экспертов, в общей сложности сократился на $2,8 млрд.

Подобные вспышки, скорее всего, будут происходить все чаще и чаще: в последние 30 лет они увеличились как по частоте, так и разнообразию, отчасти из-за возросшей мобильности людей, товаров и продуктов питания.

Всемирный банк ожидает в ближайшие 10-15 лет новую пандемию. Вот почему он выпустил “пандемические облигации” на $425 млн для поддержки своего специализированного фонда Pandemic Emergency Financing Facility (PEF), который должен будет направлять средства в столкнувшиеся со смертельной болезнью страны.

Облигации покрывают шесть вирусов, которые, вероятнее всего, приведут к очередной вспышке: новые вирусы гриппа, коронавирусы (такие как атипичная пневмония и коронавирус ближневосточного респираторного синдрома), филовирусы (такие как Эбола), геморрагическая лихорадка Ласса, лихорадка долины Рифт и конго-крымская геморрагическая лихорадка.

В случае если один из названных вирусов достигнет оговоренного инфекционного уровня (то есть определенных темпов распространения, количества смертей и пересечение международных границ), то инвесторы смогут вернуть вложенные средства, как купонный доход, так и тело долга, лишь частично.

В программу включены 77 беднейших стран мира, отмечает британский журнал The Economist.

Использование облигаций в качестве страховки от кризиса далеко не новая идея. “Катастрофные облигации”, рынок в $29 млрд, обеспечивает покрытие в случае урагана и землетрясения. Однако впервые пандемический риск был переведен на финансовый рынок.

По словам представителя Всемирного банка Майкла Беннетта, спрос на облигации был неожиданно высоким: заявки превысили предложение на 200%. Покупатели варьировались от инвесторов в “катастрофные облигации” до пенсионных фондов.

Но что если патогенный фактор неизвестен, как было с атипичной пневмонией в 2002 г.? Для этого случая Всемирный банк создал второй финансовый фонд.

Будучи более гибким структурно, он не связан с рынком облигаций, но опирается на деньги двусторонних доноров. Германия предоставила ему первоначальный взнос в 50 млн евро.

Пока неизвестно, как новая программа будет работать в случае кризиса, но она уже начала мотивировать правительства и различные международные организации выделять на эти цели больше средств. И это правильно.

Согласно оценке Всемирного банка стоимость “умеренно мощной до мощной” пандемии может достигнуть $570 млрд, или 0,7% глобального ВВП. В то же время одна катастрофическая пандемия, такая как “испанка” в 1918 г., может стоить 5% глобального ВВП.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here