Москва, 23 августа – “Вести.Экономика”. Когда речь заходит о Германии, то сразу возникает образ промышленно развитой страны с деловыми районами, огромными заводами и развитыми технологиями.

И это неудивительно, потому что именно благодаря развитой промышленности страна оказалась среди ведущих экономик мира. Однако вместе с этим страна превратилась в объект политической игры вместе с одним из ее главных конкурентов – Китаем.

Ссылки по теме

Китай начал поглощать иностранные компании в 2016 г., и главной целью стала именно Германия, что не прошло незамеченным у регуляторов.

В Германии были введены новые ограничения в интересах “национальной безопасности”, позволяющие министрам расследовать покупки, которые совершаются в ключевых отраслях, таких как технологии и инфраструктура.

Тем временем Китай, который стремится удержать на плаву обесценивающуюся национальную валюту, ввел контроль над оттоком капитала из страны.

Эти меры пока что имели нужный эффект. Инвестиции Китая в Германию снизились почти вполовину за первые 6 месяцев года по сравнению с рекордными значениями, которые наблюдались в первой половине прошлого года, по данным Reuters.

Да, эти меры были встречены обвинениями в лицемерии. Министр экономики Германии в прошлом году призвал Китай “уровнять игровое поле” и облегчить приток инвестиций в Китай.

Однако новая волна ограничений в Германии вызвала новые вопросы о том, кто именно выиграет от протекционистских мер.

Ниже приводим график ОЭСР, на котором показаны потоки прямых иностранных инвестиций в мире, ОЭСР, ЕС и Германии.

График:data.oecd.org

Как реагирует немецкий бизнес?

“Мнения разделились”, – говорит Майкл Виль, глава отдела слияние и поглощений в консалтинговом агентстве M&A at Rodl & Partner.

Его агентство работает с малыми и средними компаниями, которые поддерживают экономику страны. Всего в Германии их свыше 3,3 млн.

“С одной стороны, ноу-хау и важные данные немецких промышленных компаний могут быть защищены ограничениями, – говорит он. – Тем не менее существует обеспокоенность среди политиков, а не среди представителей промышленности”

Для многих компаний строгие ограничения являются нарушением положений свободного рынка и попросту блокируют приток так нужных им инвестиций.

“Мне интересно, сколько компаний необходимо защищать, – заявляет Ким Шиндельхойер, исполнительный директор Aixtron, в интервью CNBC. – Мы говорим о мировых компаниях, которые ведут масштабный бизнес за границей”.

Aixtron был предметом предложения о поглощении со стороны Китая в 2016 г., за которую предлагали $728 млн.

Покупка производителя полупроводников компанией Fujian Grand Chip Investment Fund провалилась, после того как продажа американского подразделения была заблокирована по причине безопасности.

“Мы, Aixtron, не нуждаемся в защите: мы хотим заключить сделку, – заявил он, отмечая, что половина прибыли Aixtron идет из Китая. – Нам необходимо финансировать исследования и научные разработки. Технологическим компаниям это необходимо, а европейские организации ничего нам не дадут”.

Эксперты также выражают обеспокоенность по поводу того, что усиление ограничений Германии может привести к тому, что китайские инвесторы могут попытаться обойти эти правила и получить доступ к ключевой интеллектуальной собственности через своих партнеров за пределами Германии.

Ужесточение ограничений в ЕС

Уже сейчас ведущие силы внутри ЕС уже подумали о такой перспективе. Германия, Франция и Италия давно лоббируют в Европейском парламенте введение правил для всего ЕС, и, кажется, это работает.

В сентябре Жан-Клод Юнкер, президент Еврокомиссии, которая ответственна за предложение законопроектов, в своей речи объявит о новых мерах, которые направлены на решение проблемы иностранных поглощений во всех 28 странах.

В настоящий момент менее половины стран ЕС имеет формальные системы для отслеживания иностранных инвестиций и тех рисков, которые они могут нести для национальной безопасности.

Эксперты полагают, что необходима единая стратегия, введенная во всей Европе, так как во всех европейских странах ощущается рост уровня китайских инвестиций и, вполне вероятно, законодатели отреагируют на это.

Какими могут быть новые ограничения?

После того как США заблокировали сделку с Aixtron, в ЕС возникли предположения о том, что Европа будет копировать законодательство США.

Тем не менее немецкое правительство настаивает на том, чтобы законодательство было выстроено исходя из специфических требований и интересов стран-членов ЕС.

К таким требованиям может относиться расширение рамок, которые введены в одних странах, как, например, в Германии, на все страны блока.

Глава Aixtron настаивает на том, что правила должны включать необходимость переговоров на ранней стадии между бизнесом и правительством страны, а также более четкие временные рамки для одобрения сделок.

Может ли это привести к изменениям в Китае?

Немецкие министры надеются на то, что новые ограничения могут привести к тому, что Китай снизит барьеры для вхождения на внутренний рынок и предоставит европейскому бизнесу такие же возможности для покупки в Китае, какие у китайских компаний есть в Европе.

Германия пытается убедить Китай сделать это уже не первый месяц и даже не первый год.

Однако аналитики настроены скептически. Самые оптимистичные из них полагают, что этого можно добиться лишь в среднесрочной перспективе.

Нет никаких причин, по которым Китай согласился бы открыть доступ европейским компаниям, так как у Китая нет острой необходимости получать капитал.

ЕС и другие страны

Проект “Один пояс – один путь”

Однако ряд экспертов считают, что, несмотря на снижение уровня инвестиций в Европу в этом году, Китай по-прежнему готов вкладывать деньги.

Это наглядно демонстрирует проект, который запустил президент страны Си Цзиньпин, “Один пояс – один путь”.

Этот проект направлен на увеличение присутствия Китая в мировом пространстве за счет инвестиций в панъевропейские инфраструктурные проекты.

Проект “Один пояс – один путь” затрагивает исторически менее популярные страны и вовлекает более дешевые транзакции, которые приносят рост, особенно с учетом того, что им оказывают поддержку правительства стран.

Есть еще одна страна, которая может выиграть. Это Великобритания. После того как она выйдет из состава ЕС в марте 2019 г., она сможет блокировать законодательства ЕС в области слияний и поглощений.

Великобритания, по мнению аналитиков, также выиграет от введения ограничений в Европе, так как она больше не будет им подчиняться, отмечают они.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here