Москва, 10 июля — «Вести.Экономика». В преддверии своего первого саммита стран G-20 президент США Дональд Трамп разместил очередное сообщение в Twitter, чтобы взвесить все опасения. Упомянув наиболее важные вопросы, от плохих торговых сделок («худших») до ядерных амбиций Северной Кореи («эта чушь») и демпинга стали («не нравится»), Трамп подчеркнул, что ему может быть нанесен серьезный удар в Гамбурге.

Trade between China and North Korea grew almost 40% in the first quarter. So much for China working with us — but we had to give it a try!

— Donald J. Trump (@realDonaldTrump) 5 июля 2017 г.

The United States made some of the worst Trade Deals in world history.Why should we continue these deals with countries that do not help us?

— Donald J. Trump (@realDonaldTrump) 5 июля 2017 г.

Сейчас перед президентом США стоит проблема: он вернулся с саммита стран G20, достигнув небольшого прогресса по этим вопросам и резко усугубив разногласия между ним и остальным миром.

Трамп выслушал лекции по вопросам торговли со стороны Китая и Франции и услышал банальности от других стран, но без очевидного прогресса по Северной Корее. Самые серьезные разногласия были отмечены в вопросах климатического соглашения: согласно окончательному заявлению стран G-20, Парижское соглашение 2015 года названо «необратимым». Трамп же вывел США из этого пакта еще в прошлом месяце.

Во время его первой встречи с российским президентом Владимиром Путиным близкие Трампу темы, Иран и Украина, были едва затронуты, поскольку они согласились на прекращение огня в Сирии. В вопросах Северной Кореи встречи Трампа с лидерами Южной Кореи, Японии и Китая завершились без четкого консенсуса относительно того как ограничить ядерные амбиции Северной Кореи.

Результаты саммита G20

Главных экономических итогов много, но, пожалуй, самым интересным стало то, что лидерам «Большой двадцатки» так и не удалось убедить Дональда Трампа отказаться от протекционизма в торговле.

Трамп вернулся домой не с пустыми руками, и его команда, судя по всему, была в приподнятом настроении во время брифинга журналистов на «борту номер один» во время обратного рейса. Похоже, что в этой поездке он показал своеобразное искусство встречи на высшем уровне — меньше хмурился, больше похлопывал по спине, и некоторые иностранные делегации сказали, что команда Трампа больше занята составлением итогового заявления, даже если оно будет сильно отличаться от реального положения дел.

Ссылаясь на недавнюю остановку Трампа в Польше перед саммитом стран G20, советник национальной безопасности США Макмастер заявил, что «Америка первая» не означает, что остальная часть мира последняя, или «Америка первая» не означает «только Америка», это означает мир, процветание и верховенство закона».

«В Польше президент страны «решительно подтвердил наши ценности и отметил, почему для нас важно понять, кто мы и что мы должны быть полны решимости защищать наши ценности», — сказал он.

Главный экономический советник президента США Гэри Кон сказал, что даже переговоры по климатическому соглашению — одна из самых острых тем, приводящая к региональным разногласиям между Трампом и другими лидерами — были «не той ситуацией, когда протекала спорная дискуссия».

Трамп также оставил за собой право ввести тарифы на сталь как способ борьбы против других стран, в том числе и против Китая, поставляющих слишком много стали на рынок. На саммите страны G20 признали право стран использовать тарифы.

Самым значительным достижением Трампа на саммите во время двухчасовой встречи с Путиным стало заключение соглашения между двумя лидерами о прекращении огня в Сирии — «крупном, крупном успехе», заявил министр финансов Стивен Мнучин. Но даже эта встреча привела к противоречиям, обе стороны выступили с противоречащими рассказами о том как Трамп оказывал давление на Путина, подозревая его во вмешательстве России на выборах в США в прошлом году.

Трамп добавил, что «он договорился о прекращении огня в некоторых районах Сирии» и обсудил с Путиным вопросы создания группы по кибербезопасности.

Молчание Трампа

Гости ведущей программы «Мнение» Эвелины Закамской — руководитель cектора международных экономических организаций Центра экономических исследований РИСИ Вячеслав Холодков и президент Американской Торговой Палаты в России Алексей Родзянко.

Единственное, чего не сделал Трамп – не задал вопросы путешествующим СМИ, что так типично для президентов США в G20, или не сделал официальные замечания в конце встречи. Трамп также не провел пресс-конференцию во время недельной поездки в мае в Саудовскую Аравию, Израиль, Ватикан, Бельгию и Италию.

Президент избежал многих достойных съемок моментов, которые были отмечены во время майской поездки G-7 и поездки на Ближний Восток, хотя соцмедиа взорвали фотографии его дочери Иванки Трамп, сидящей за столом саммита стран G-20, в окружении председателя КНР Си Цзиньпиня и премьер-министра Великобритании Терезы Мэй.

В ходе обсуждения вопросов торговли Трамп также оказался объектом тонко завуалированных подколов со стороны других мировых лидеров, выражавших озабоченность по поводу протекционистской политики, которую он принял, в том числе от Си, обвинившего «развитые страны» в недобросовестной торговой практике.

В ходе рабочего обеда по вопросам торговли Трамп заявил собравшимся мировым лидерам, что всегда будет защищать права американского рабочего.

Президент Франции Эммануэль Макрон опроверг мнение Трампа о том, что США проигрывают в вопросах торговли, сообщив президенту США, что нет смысла говорить о двусторонних торговых балансах в многостороннем мире.
Размышляя о том, что Apple iPhone, разработанный в США, собирается в Китае и продается по всему миру, Макрон заявил журналистам в субботу, что «глубокая ошибка» заключается в том, чтобы судить о преимуществах торговли сквозь призму дефицита или профицита – что Трамп делает регулярно.

Это ситуация с торговлей, в которой отношения Трампа с мировыми лидерами, скорее всего, будут еще больше ухудшаться и станут наиболее драматичными, если США выступят с предложением о тарифах, квотах или сочетанием и того, и другого как в случае с импортом стали, обосновывая это вопросами национальной безопасности. Решение может быть принято в любое время — и это будет означать, что любой благожелательный настрой из Гамбурга будет разрушен, отметил Райт из Брукингса.

«Все это будет напрасно, если через неделю он навяжет эти тарифы на сталь», — сказал он.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here